?

Log in

No account? Create an account

Актриса - Разлив на реке

авг. 16, 2011

02:46 pm - Актриса

Previous Entry Поделиться

Косые лучи зимнего солнца спицами вспороли перину облаков. Вкруг прорех редкими хлопьями вился снежный пух. Когда снег попадал на зелень живой изгороди, Ева зябко передергивала плечами. Она неподвижно стояла у окна, грея руки о чашку кофе с коньяком. То ли в доме действительно было стыло, то ли душу холодил заоконный пейзаж, а может быть…
- Старость, дорогая моя, это просто старость.
Спящий на диване ретривер едва повел ухом, он давно привык к тому, что звучащая в доме речь, в большинстве случаев, не означает присутствия посторонних.

Ева допила кофе и поставила чашку на подоконник. Раньше это было постоянным поводом для ссор с мужем. Чай, кофе или что покрепче она предпочитала пить не за столом, а отыскав подходящий настроению уголок в одной из комнат. И опустевшие чашки и бокалы оставляла там же. Питейные сосуды обживали подоконники, полки, журнальные столики, подлокотники кресел, пока кто-либо из гостей или домочадцев неловким движением не обрывал их хрупкое существование. Дзынь! Звенели, разбиваясь, фарфор или стекло. «Ева!» - гремел праведным гневом голос Роже. Помнилось, что голос был красив, а вот как звучал… уже смутно. Он умер в сорок семь, инсульт, раз и… Зато ему не пришлось видеть все эти морщины и ужасные пятна на коже, Ева с отвращением бросила взгляд на кисти рук. И, слава богу, что зеркало пугает ее лишь в ванной, в остальных комнатах зеркала уже давно заменили старые фото.

Вот она в белоснежном кримпленовом платье держит на руках угольно-черного щенка. Если смотреть издали, кажется, что на портрет кто-то поставил чернильное пятно. Щенка так и звали – Тинте. Спящий пес приходился ему внуком.

На каминной полке любимое фото – тут ей всего пятнадцать, волосы сплетены в две свободные косы, из под широких лент выбиваются своенравные завитки, а игривая улыбка и хитрый прищур делают Еву похожей на лесную нимфу. Ей всегда казалось, что именно так они и должны выглядеть, смешливые и вечно юные обитательницы зеленых чащ.

А вот то фото на комоде, в ажурной металлической рамке, появилась тут уже после смерти Роже. Юная Ева стоит у парапета в пол оборота, поверх легкого летнего платья наброшен мужской пиджак. Снимок был сделан еще до замужества, и не было в нем ничего предосудительного, но отвечать на закономерный вопрос о владельце пиджака не хотелось, оттого и прятался долгое время в шкатулке.
Взгляд скользит по комнате, где-то мельком задевая потускневшие фото, где-то оставаясь подолгу, ныряя сквозь изображения вглубь воспоминаний.

***
Андрюс неспешно шел в сторону реки. На набережной недавно открыли ресторан с очень уютной террасой. В последние годы Андрюс часто приезжал в Друскининкай, сперва ради профилактики – регулярно побаливало сердце, а после инфаркта уже по настоятельному требованию врачей. Заказав карпа и легкий салат, он откинулся на спинку плетеного кресла и закрыл глаза. Легкую дрему спугнул звонкий женский голос.
- Андрюс! Андрюс! Где ты, негодник?!
За афишной тумбой притаился мальчишка лет шести. Женщина продолжала громко звать ребенка, вскидывая руки, озираясь по сторонам, хватаясь за горло, как будто не хватало воздуха. Широкие рукава взлетали точно крылья. «Наседка, потерявшая цыпленка», - подумалось тёзке маленького шалуна. Один из прохожих, приметив мальчишку, вывел его к матери, и та разразилась смешанным потоком благодарностей и упреков. Женщина с ребенком скрылись в переулке, на столе исходила парком запеченная рыба, а Андрюс все вспоминал этот голос, удивительно похожий на другой...

Он встретил ее много лет назад, здесь же. Юная немка приехала на лечение, поводом стали сильные мигрени, доставшиеся ей по наследству от матери. Андрюс прогуливался после обеда в роще у минеральных источников, когда увидел идущую навстречу девушку. Вернее сперва услышал, а уж потом увидел. Девушка самозабвенно пела. Звонко, не стесняясь, высоким и чистым голосом. Исполнение было безупречным, исполнительница весьма хороша собой, а открытая задорная улыбка вкупе с легким румянцем смущения сделали ее божественно прекрасной.
В тот день они гуляли до вечера, говорили обо всем подряд, шутили о важном, спорили о смешном и пели. Несмотря на карьеру юриста, к коей Андрюс приступил по воле отца, образование юноша получил всестороннее, включая уроки музыки, голос имел приятный, хоть и не громкий. Они так увлеклись, что лишь при расставании вспомнили о том, что принято делать в самом начале знакомства.
- Андрюс Пожела.
- Лотте… Лотте Ленья, - после небольшой заминки представилась девушка.

Актриса. Восходящая театральная звезда. Андрюс понимал, что их чудесное знакомство вряд ли будет иметь продолжение. Хотя, в те замечательные первые часы, намечтал целую галерею прекрасных картин о будущем, и очаровательная певунья стала их главным персонажем. Потом были три недели искрящихся радостью дней и разъедающие душу ежевечерние прощания, как репетиции к предстоящей драме с лаконичным названием «Отъезд». В последние дни Лотта была сама не своя, все порывалась сказать что-то, нервно сплетая пальцы и закусывая губы. Начинала говорить и обрывала себя на полуслове. А Андрюс все чаще молчал, чувствуя себя эпизодическим персонажем в пьесе, где главная роль отводилась ей – блистательной, звездной, такой далекой от скучных будней, составлявших его жизнь.

Больше они не виделись, но Андрюс продолжал издали наблюдать за ее жизнью. Радовался успеху Лотте в гениальной «Трехгрошовой опере», страдал, прочитав о ее браке с известным композитором, женился сам, а потом началась война. И Андрюс был счастлив, узнав, что ей с мужем удалось уехать в Америку, сбежать от беспросветного мрака, поглотившего Европу. Жизнь в газетных публикациях…

***
Ева сидела в кресле, на коленях, укутанных пледом, стояла раскрытая шкатулка. Иссохший бутон розы, бумажная салфетка со стихами… Однажды в кафе он достал ручку и стал лихорадочно писать, то и дело разрывая пером тонкую бумагу. А янтарную брошь в виде хризантемы, собранную из прозрачно-медовых и матово-молочных камней, он подарил ей, прощаясь. Еще в шкатулке лежало письмо. Письмо, которое так и не было отправлено. Пара листов плотной голубой бумаги, на которых Ева признавалась в том, что из чистого озорства представилась именем актрисы, сходство с которой отмечали все знакомые. Затем увлеклась игрой, восхищением, сиявшим из глаз молодого литовца как лучи театральных софитов. Она играла, ослепленная их светом, самозабвенно, почти поверив в собственную ложь. И так и не нашла в себе смелости признаться в обмане. А спустя два года встретила Роже. И воспоминания о Друскининкае стали казаться чем-то прочитанным давным-давно в романтической книжке с печальным концом, не имевшим к ней, счастливой и довольной жизнью, ни малейшего отношения.

Дзынь! Раскололась упавшая на пол чашка.
- Дура, дорогая моя, какая же ты все-таки дура…

Comments:

[User Picture]
From:happycoffeesoul
Date:Сентябрь 6, 2011 01:56 pm
(Link)

Отличный рассказ

(Ответить) (Thread)
[User Picture]
From:polovodye
Date:Сентябрь 7, 2011 05:47 am
(Link)
спасибо
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:dadim_im_kopoti
Date:Сентябрь 7, 2011 07:38 am
(Link)
мне понравилось. хорошо.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]
From:polovodye
Date:Сентябрь 7, 2011 07:50 am
(Link)
спасибо, рада
(Ответить) (Parent) (Thread)